krado

Очередной припадок библиофилии ( 2 фото )

Продолжаю укомплектовывать свою библиотеку. Впрочем, почти всё уже есть, не хватает лишь некоторых мелочей. В конце прошлого года привёз из Рязани очередную кучу старой бумали, в числе прочего, «Гаргантюа и Патагрюэля», издание 50-х годов, с иллюстрациями Гончарова и в переводе В.Пяста. Конечно, это сокращённое издание, но там такие забавные сокращения, что они сами по себе добавляют шарма этой странной книге. Ну, в ближайшее время куплю здесь у букинистов гробианскую версию этой книги (возможно, вы читали о ней в замечательной Хрестоматии Пуришева) с дизайном моего любимого Вернера Клемке, и тогда можно будет спокойно ждать, когда, наконец, «Ладомир» выпустит академический перевод Рабле со всеми положенными комментариями.

Очередной припадок библиофилии библиофилия,дни после детства,литературное,мои любимые книжки

Но главное, я притащил кучу подростковой литературы. Наконец у меня имеется «Сделайте весёлое лицо» В.Медведева, издание 1970 года, читанное мною в далёком 1976 году в пионерском лагере «Сатурн», среди бескрайних (на тот момент) сосновых лесов Солотчи. Там, знаете ли, опубликована оригинальная версия повести «До свадьбы заживёт, или Повесть о самой первой любви», которую Медведев потом несколько раз переписывал, каждый раз ухудшая, делая менее болезненной и более забавной. Если кто не читал – своего рода версия истории доктора Джекила и мистера Хайда, рассказанная с точки зрения мистера Хайда.

Два брата-близнеца, совершено идентичных внешне, «хороший» и «плохой», любят одну девочку. Девочка встречается с положительным братом, занудой-отличником, а фантазёр и вдохновенный врун с наклонностями к хулиганству, страдает, глядя на это. Рассказчик – как раз отвергнутый влюблённый. Остроумно придумано и интересно рассказано. Хотя там ещё нет подростковой эротики, характерной для более поздних текстов Валерия Медведева, таких, как «Олимпийские тигры» и «Флейта для чемпиона».

Захватил также двухтомник Железникова, со всем, что у этого автора стоит читать – от «Чудака из 5-го Б» до «Каждый мечтает о собаке», плюс рассказы. И привёз повести и рассказы Юрия Томина, сочинявшиеся ещё в конце 50-х – «Повесть об Атлантиде», издания 1971 года,. Вообще, на этот раз мне неожиданно повезло с мусором. Помимо стильного издания 1961 года «Наших знакомых» Юрия Германа (в прекрасном состоянии, с иллюстрациями Спицына!) и до невозможности зачитанного «Мы из Солнечной системы» Гуревича (но все страницы целы), набралась куча подростковой литературы, которой я до тех пор не читал и даже не знал о её существовании, а она оказалсь совсем даже неплохая – «Шуркина стратегия» Игоря Нерцева, «Зайди в учительскую» Марии Киселёвой и «За порогом детства» Надежды Усовой. В жизни бы не взял в руки подобные книги – а вот смотри-ка! Всё-таки средний уровень советской литературы был высок.
Но самое интересно из всего этого – серия антологий «Школьные годы». Вышло, как я понимаю, четыре книги. У меня пока две.

Знаете, искусств составления антологий сравни искусству составления букетов – тексты под одной обложкой должны не «забивать» друг друга, а оттенять, комментировать, создавая своего рода метатекст, который оказывается больше, чем каждая, отдельно взятая, вещь.

«Школьные годы», это как раз тот самый случай. Обычно альманахи подобного типа в советское время набивали тем, что считается популярным, тем, что, так сказать, лежит на поверхности, и потому большинство сборников производило впечатление эклектики – даже если всё тексты были качественные, они соседствовали друг с другом чисто механически. Анатолий Алексин там соседствовал с Юрием Яковлевым и Радием Погодиным. Авторы-то вполне ничего себе, однако плохо укладываются под одну обложку. Сейчас, сходу, я не могу вспомнить названия этих книжных серий, но мне они попадались в букинистических магазинах и неизменно вызывали грустное нежелание покупать их.

Но тут! Первый том был самым простым и незамысловатым. Там собрали несколько повестей, последовательно иллюстрирующих эволюцию школы с дореволюциооных времён до конца 20-х. «Кондуит» Льва Кассиля, «Республика Шкид» Белых и Пантелеева (кстати, фильм Геннадия Полоки по этой книге лучше, чем сама книга) и... изюминка тома – «Дневник Кости Рябцева» Огнева, легендарный бестселлер 1927 года, после войны издававшийся единожды, в 1966 году, тиражом 100 000 экземпляров. Жаль, конечно, что в сборнике не редкий «Серебряный герб» Корнея Чуковского, а многажды издававшийся «Кондуит», но, с другой стороны, описание гимназии у вечно юного Льва Кассиля эффектнее, чем у более опытного и потому более осторожного дедушки Корнея.

Зато комплекс второго тома антологии почти идеален. Начинается с «Две берёзы на холме» Поликарповой, про девочку начала 70-х, дочь наивных шестидесятников, совхозных интеллигентов, в новой школе сталкивающуюся с полоумием советской ксенофобии, продолжается эффектной фантастической повестью Юрия Сотника «Эликсир Купрума Эса» про умную, красивую и беспринципную девочку, идущую к успеху, затем можем насладиться перипетиями погружения опять-таки русской городской девочки в социалистически модернизированный полупервобытный круг жизни степей Средней Азии – с зарисовками эксзистенции военгородка, где солдаты-срочники из-за местных девчонок дерутся с аборигенами. Это у нас, значит, «Чёт и нечет» Ирины Стрелковой... А завершает том элегантная история молодого учителя, распределённого из областного центра в родной райцентр и влюбившегося в школьницу, написанная в 1981 году Натальей Соломко, подругой детства известного певца совецого яой. Соломко, если помните, автор странноватой симпатичной повести «Пожарный кран номер один» и она же – персонаж прекрасной повести вышепомянутого друга детства «Ковёр-самолёт».

Первая любовь на фоне социальных контрастов, максимум того, что было допустимо в советской литературе, виртуозное лавирование междк официозными штампами и вполне реалистическим, жестковатым описанием людей и конфликтов – в центре каждой из этих книг стоят девочки. В смысле, все историии всех четырёх повестей закручиваются вокруг стройных фигурок учениц средних классов. Каждая повесть по своему прекрасна и каждая заслуживает подробного анализа. И – повторюсь – этот букет подобран мастерски. Каждая повесть поворачивает тему какой-нибудь новой стороной, без тавтологического топтания на месте.

Очередной припадок библиофилии библиофилия,дни после детства,литературное,мои любимые книжки

Я очень, очень доволен. Теперь думаю, как бы раздобыть третий и четвёртый тома «Школьных годов». Подбор текстов там тоже концептуален.

Материал взят: Тут

+4381476
  • 0
  • 12 462
Обнаружили ошибку?
Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации.
Нужна органическая вечная ссылка из данной статьи? Постовой?
Подробности здесь

Добавить комментарий

  • Внимание!!! Комментарий должен быть не короче 40 и не длиннее 3000 символов.
    Осталось ввести знаков.
    • angelangryapplausebazarbeatbeerbeer2blindbokaliboyanbravo
      burumburumbyecallcarchihcrazycrycup_fullcvetokdadadance
      deathdevildraznilkadrinkdrunkdruzhbaedaelkafingalfoofootball
      fuckgirlkisshammerhearthelphughuhhypnosiskillkissletsrock
      lollooklovemmmmmoneymoroznevizhuniniomgparikphone
      podarokpodmigpodzatylnikpokapomadapopapreyprivetprostitequestionrofl
      roseshedevrshocksilaskuchnosleepysmehsmilesmokesmutilisnegurka
      spasibostenastopsuicidetitstorttostuhmylkaumnikunsmileura
      vkaskewakeupwhosthatyazykzlozomboboxah1n1aaaeeeareyoukiddingmecerealguycerealguy2
      challengederpderpcryderpgopderphappyderphappycryderplolderpneutralderprichderpsadderpstare
      derpthumbderpwhydisappointfapforeveraloneforeveralonehappyfuckthatbitchgaspiliedjackielikeaboss
      megustamegustamuchomercurywinnotbadnumbohgodokaypokerfaceragemegaragetextstare
      sweetjesusfacethefuckthefuckgirltrolltrolldadtrollgirltruestoryyuno