nikol3000

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно ( 6 фото )

Владимир Сорокин одержим темами приготовления и поедания — причем не обязательно, собственно, самой еды. Разбираемся, умеет ли он сам готовить, зачем в своих текстах он зажаривает людей и какие в итоге блюда у него получаются.

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно

Фрагмент афиши документального фильма «Сорокин трип», реж. Илья Белов, 2019. Источник: ЦДК

Тридцать рецептов щей

Кулинария у Сорокина не только сюжетообразующий мотив во многих произведениях, но и, пожалуй, способ восприятия литературы и мира в целом. Его герои постоянно что-то готовят и едят, а сам он часто невольно переходит в интервью на гастрономическую терминологию. Русский язык для него — «мясо», литература — «культурная пища», и пища эта должна быть разнородной: «Я за то, чтобы меню было как можно более разнообразным. Не только борщ, котлеты, компот, но и жареные муравьи, тараканы, змеи и медузы».

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно

15 рассказов о том, что съедобным может быть всё. Владимир Сорокин «Пир (сборник)»

Сорокин сам любит и умеет готовить и как-то даже назвал это чуть ли не единственным, чему он мог научить своих дочек. Друзья признаются, что он хороший повар. Шахматы, кино и готовка — вот главные увлечения, которые причудливым образом отразились в его творчестве. Как-то после давнишней поездки в Екатеринбург он поделился двумя главными впечатлениями: более осмысленный, чем в столице, разговор с местными жителями о книгах и потрясшие его соленые грузди в сметане. В другой раз он вместе с создателем LavkaLavka Борисом Акимовым продегустировал и оценил восемь марок водки — на это даже можно посмотреть.

Сорокин не гурман, но эстет: сцену жарки картофеля он пишет так, словно передает потомкам ценный, редкий рецепт. Он собирает 30 видов щей для своей пьесы «Щи». В другой пьесе, Hochzeitsreise, подробно объясняет, как нужно пить ту же водку: «Правило № 2: никогда не храните водку в морозилке. Если она будет очень холодной, вы не почувствуете ее вкуса и можете застудить горло». Посвящает отдельное эссе маслу, начиная его словами: «Загадочная, завораживающая субстанция…» Чем занимаются герои его произведений «Пельмени», «Жрать!» и «Моя трапеза», догадайтесь сами.

«Нарезав севрюгу и семгу, я отдал хрящи собаке, налил в хрустальную стопку 50 мл водки, выпил и закусил четвертинкой соленого огурца. Затем выжал на кусок семги лимон, намотал кусок на вилку и отправил в рот. Прожевав, я налил еще 50 мл водки, выпил и закусил половиной моченого яблока. Потом взял кусок белого хлеба, слегка намазал маслом, зачерпнул ножом из розетки икры и распределил ровным, не очень толстым слоем по поверхности куска. Неторопливо откусывая и жуя, я съел весь бутерброд. Вытер губы салфеткой. Открыл бутылку минеральной воды „Боржоми“, налил в стакан, выпил полстакана. Подцепил вилкой кусок севрюги, положил себе на тарелку, серебряной ложечкой положил на севрюгу хрен и съел, отрезая небольшими кусочками. Взял небольшой кусочек бородинского хлеба, отрезал ножом паштета, намазал на хлеб и целиком отправил в рот. Прожевав, повторил» («Моя трапеза»).

Таких примеров в прозе, эссе и интервью писателя на самом деле множество, и можно еще много страниц посвятить подтверждениям того, что еда для реального Сорокина не просто дань физиологии. Но называть его «певцом еды» было бы, пожалуй, все-таки передергиванием.

Кулинарная алхимия

Сорокина занимают не просто изощренные манипуляции с продуктами, здесь что-то большее. Готовка — как акт мистического превращения одной сущности в другую; способ получения, как при возгонке, совершенно иных, драгоценных веществ; средство достижения — и постижения — тайных ходов мироздания. Тут даже не химия, а алхимия какая-то. В его текстах постоянно обращают несъедобное в съедобное; предметы быта, писатели и книги становятся ингредиентами, кулинарные рецепты — предметами культа, повара — носителями сакрального знания, а само поедание — чуть ли не посвящением.

В рассказе «Банкет» приводят рецепты рулета из шерстяного одеяла и паштета из мужских носков. В рассказе «Сергей Андреевич» пионер настолько восхищен своим преподавателем, что тайно поедает его экскременты. В романе «Норма» собирают детский кал и превращают его поедание в гражданский долг. В «Голубом сале» выращивают клонов писателей для изготовления из них специальной сыворотки для владения миром. В пьесе Dostoevsky-trip из них же делают наркотики, а в пьесе «Юбилей» — протеин. В «Щах» уголовному преследованию подвергаются «повара в законе», которые готовят мясо в эпоху победивших «зеленых» (отдельного упоминания достойны их клички: Баранья Котлета, Царская Уха, Рассольник и другие).

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно

Немецкое иллюстрированное издание рассказа Владимира Сорокина «Лошадиный суп» («Pferdesuppe»). Источник: издательство Ciconia Ciconia, Германия

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно

Каждый день каждого советского человека начинается и заканчивается поеданием порции нормы. Владимир Сорокин «Норма»

Похожая ситуация в романе «Манарага», где повара, умеющие готовить на сжигаемых книгах, выглядят членами большой мафии. В рассказе «Машина» герой толкует гастрономические сны, а специальная машина превращает слова в еду. О рассказе «Настя» вы все и так слышали — а если не слышали, вот вам короткий спойлер: Настю тоже съедят. Писатель Дмитрий Горчев, пожалуй, единственный, кто мог бы посоревноваться с Сорокиным в жестокости описываемых сцен — то ли иронизируя над Сорокиным, то ли пародируя его, в одном из своих рассказов даже посадил того на поезд, из пассажиров которого делают колбасу.

«Подушку вспороть, пух выложить в эмалированный таз, залить крутым кипятком и дать остыть. Откинуть мокрый пух на дуршлаг, дать воде стечь, затем перелоложить на разогретую сковороду с оливковым маслом и быстро обжарить. Прищепки освободить от пружин, тщательно промыть, мелко порубить и вымочить в подсоленной воде в течение 4 часов. Калоши промыть, нарезать соломкой. Варежки намочить в уксусе, пропустить через мясорубку. <…> Смешать все компоненты, посолить, поперчить, наполнить фаршем подушку и зашить. Обмазать подушку сверху сметаной. Разогреть духовку до 150 °C, положить в нее подушку и запекать 40 минут» («Банкет»).

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно

Когда писатели становятся ингредиентами в прямом смысле слова. Владимир Сорокин «Голубое Сало»

Сорокин сам готов из всего и вся сделать колбасу. Но зачем? Можно на первых порах подумать, что готовка в его литературе — еще один синоним уничтожения; собственно, это слово давно прочно связано с Сорокиным в литературоведческом мире как с деконструктором и советского дискурса, и классической литературы. Однако эта адская готовка, где в котел бросают не только предметы и живых людей, но и сам язык, вряд ли затевается ради их уничтожения.

Вывернуть наизнанку и посмотреть потроха — о творческом методе Сорокина читайте в продолжении материала на Bookmate Journal

Владимир Сорокин и еда: когда можно приготовить и съесть что угодно. Или кого угодно

Кадр из документального фильма «Сорокин трип», реж. Илья Белов, 2019. Источник: ЦДК

Материал взят: Тут

+4781454
  • 0
  • 17 023
Обнаружили ошибку?
Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации.
Нужна органическая вечная ссылка из данной статьи? Постовой?
Подробности здесь

Добавить комментарий

  • Внимание!!! Комментарий должен быть не короче 40 и не длиннее 3000 символов.
    Осталось ввести знаков.
    • angelangryapplausebazarbeatbeerbeer2blindbokaliboyanbravo
      burumburumbyecallcarchihcrazycrycup_fullcvetokdadadance
      deathdevildraznilkadrinkdrunkdruzhbaedaelkafingalfoofootball
      fuckgirlkisshammerhearthelphughuhhypnosiskillkissletsrock
      lollooklovemmmmmoneymoroznevizhuniniomgparikphone
      podarokpodmigpodzatylnikpokapomadapopapreyprivetprostitequestionrofl
      roseshedevrshocksilaskuchnosleepysmehsmilesmokesmutilisnegurka
      spasibostenastopsuicidetitstorttostuhmylkaumnikunsmileura
      vkaskewakeupwhosthatyazykzlozomboboxah1n1aaaeeeareyoukiddingmecerealguycerealguy2
      challengederpderpcryderpgopderphappyderphappycryderplolderpneutralderprichderpsadderpstare
      derpthumbderpwhydisappointfapforeveraloneforeveralonehappyfuckthatbitchgaspiliedjackielikeaboss
      megustamegustamuchomercurywinnotbadnumbohgodokaypokerfaceragemegaragetextstare
      sweetjesusfacethefuckthefuckgirltrolltrolldadtrollgirltruestoryyuno