Sharpweaver

Импортозамещение только начинается. Кто кормит Петербург спустя пять лет после введения эмбарго ( 1 фото )

За последний год в СЗФО резко вырос импорт свинины, сыров и пальмового масла. Пока местные производители рассуждают о борьбе с фальсификатом, ретейлеры наращивают поставки из Белоруссии и Южной Америки, а петербуржцы едут за продуктами в соседнюю Финляндию.

Импортозамещение только начинается. Кто кормит Петербург спустя пять лет после введения эмбарго еда,импортозамещение,общество,питер,продукты,россияне

pixabay

6 августа 2019 года отечественные потребители отмечают пять лет с момента введения продовольственного эмбарго. Указ, запретивший ввоз в Россию мяса, рыбы, молочных продуктов, фруктов и овощей из стран ЕС и США, президент Владимир Путин подписал в 2014 году в ответ на санкции против России. В 2015-м контрсанкции были расширены в том числе на Албанию, Лихтенштейн, Исландию и Черногорию, а в 2016-м — на Украину. В этом году срок действия продэмбарго был продлен до конца 2020 года. 

Хотя пустоты на полках магазинов ретейлерам удалось заполнить уже через год после введения запрета, потребители продолжают тосковать по пармезану. Как показывает пока опрос «Фонтанки», половина петербуржцев считает качество отечественной продукции неудовлетворительным и при каждом удобном случае ездит закупаться «санкционкой» в соседние страны. В то, что отечественный сыр может быть не хуже импортного, верят лишь 3%. При этом 20% вообще не смотрят на страну происхождения и выбирают продукты по цене.

То, что импортозамещение идет с переменным успехом, подтверждают и данные таможенной статистики СЗФО. После провала из-за контрсанкций объемы поставок стали понемногу восстанавливаться — замену европейской продукции поставщики находили в Южной Америке, Азии и странах СНГ. Но рост, наметившийся в последние три года (+1% в 2016-м, +7% в 2017-м, +8% в 2018-м), снова прервался. В январе – мае 2019 года в регионы Северо-Запада ввезли товары на 2,29 млрд долларов, что на 2% меньше, чем годом ранее, говорится в данных СЗТУ. Хотя от показателей «досанкционного» 2014-го объемы поставок отстают на 30%.

Сыры и творог

Самой сложной для импортозамещения продукцией оказалась «молочка». Несмотря на общее снижение объемов зарубежных поставок, эта категория в 2019 году показала рост. Так, поставки сливочного масла в январе – мае 2019 года увеличились на 52% к аналогичному периоду прошлого года, до 13,9 тыс. тонн, сыров и творога — на 21,5%, до 14,8 тыс. тонн. Но от показателей 2014 года объемы поставок отстают на 37% и 64% соответственно.

До введения антисанкций лидером в обеих группах была Финляндия. В 2014 году она обеспечивала треть импорта сыров и половину масла. Также на полках были представлены продукты из Дании, Германии, Литвы и Нидерландов. После эмбарго безусловным лидером стала Беларусь. В первом квартале 2019 года (данные по странам доступны пока за этот период) она смогла увеличить присутствие на рынке: поставки сыров и творога выросли на 25% к аналогичному периоду 2018 года, сливочного масла почти в два раза. Также удалось нарастить импорт масла Уругваю и Новой Зеландии, а сыров — Уругваю, Чили и Сербии.

Но одновременно с молочной продукцией увеличился ввоз пальмового масла, которое имеет репутацию главного ингредиента для фальсификата. Всего в регионы СЗФО поступило 50,3 тонны продукции, что на 47% больше, чем годом ранее, и на 36% больше, чем за тот же период 2014 года. Ключевыми поставщиками выступили Нидерланды, Малайзия, Индонезия и Германия.

Участники рынка не видят в тенденции ничего аномального. «Объем производства продуктов с заменителями животного жира растет, ведь богаче мы не становимся», – комментирует глава компании «Нева Милк» Владимир Зюков. Другое дело, что не все производители честно указывают наличие в продукции пальмового масла. Государство рассчитывает убедить их быть честнее с помощью внедрения системы «Меркурий», хотя дополнительные расходы только сильнее разгонят цены, считают участники рынка.

По словам Владимира Зюкова, сохранение импорта сыров и масла тоже логично: дефицит молочной продукции в России никуда не делся. То, что производится внутри страны, идет на собственно молоко, кефир и так далее. В итоге выпадающие объемы продолжают замещать и Белоруссия, и Южная Америка. Но увеличения потребления участники рынка не фиксируют. Рост поставок масла в первом квартале может быть закупкой впрок: после скачка в прошлом году цены стали немного снижаться. Что касается сыров, то Белоруссия зачастую выигрывает по цене у российского производства.

Всего в России в 2018 году выпустили 470 тыс. тонн сыра, что на 40% больше, чем пять лет назад. Зато производство сырных продуктов выросло в 2,2 раза, до 191 тыс. тонн. Доступнее продукция не стала. К примеру, в Петербурге, по данным Росстата, в июне твердые и мягкие сыры стоят на 39% дороже, чем пять лет назад, а национальные сыр и брынза — и вовсе на 85%.

Только спустя пять лет после эмбарго российские производители начали запускать реальные проекты по сырному импортозамещению, говорит Владимир Зюков. «Цены пока неадекватны, но есть надежда, что пока это стоимость тестового выпуска и потом она будет снижаться», – отмечает он. Сама «Нева Милк» в этом году начнет строить производство в Вологодской области, о запуске которого начала думать сразу после эмбарго. Наладить выпуск мешала неуверенность в завтрашнем дне: что, если эмбарго отменят и в Россию вернется европейский импорт? «Потом стало понятно, что контрсанкции — это надолго, но мы не могли найти, кто нам будет поставлять молоко, и технологов, которые знают, как эти сыры делать», – рассказывает топ-менеджер.

Рыба и мясо

В отличие от молока, мясной и рыбный импорт показал разнонаправленную динамику.

По сравнению с прошлым годом резко увеличились поставки свинины (+76%). Всего в январе – мае из-за рубежа было ввезено 13,9 тыс. тонн продукции. Наиболее заметно объемы за последний год нарастили страны Южной Америки — Бразилия и Чили. До эмбарго свинина поставлялась в основном из Канады, Германии и Дании. От показателей января – мая 2014 года нынешние поставки отстают на 78,5%. Но, по словам участников рынка, импортная свинина в большей степени предназначена для переработки на колбасу и сосиски — свежее мясо на прилавках отечественного происхождения.

Немного подрос за последний год и импорт замороженной рыбы — на 3%, до 59,6 тыс. тонн, хотя это на 37% меньше, чем в январе – мае 2014 года. Половина всех поставок пришлась на Фарерские острова, хотя по сравнению с прошлым годом они незначительно сократили объемы ввоза. Уменьшились размеры партий из Чили, а вот Китай увеличил ввоз почти в три раза, частично отыграв падение прошлого года. До 2014 года главными поставщиками были Норвегия, Исландия, Финляндия и Эстония.

Поставки свежей и охлажденной рыбы составили 5,1 тысячи тонн. Это на 21,5% меньше по сравнению с 2018 годом и в пять раз меньше по сравнению с 2014-м.  Фареры сохранили статус основного поставщика, хотя и сократили импорт почти в полтора раза. Зато более чем в два раза увеличила размер своих партий Турция.

По мнению участников рынка, таможенная статистика тоже отражает перераспределение спроса внутри категорий. «Свежую рыбу стало дорого возить, поэтому многие сети перешли на замороженную», – комментирует совладелец сети «Реалъ» Александр Мышинский. В премиальном сегменте спрос закрывают российские  хозяйства. К примеру, «Лента» заключила долгосрочный контракт на производство и прямые поставки карельской форели с компанией «Рыбстандарт».

В минус ушла и замороженная говядина. В январе – мае 2019 года в регионы СЗФО поступило 43,6 тыс. тонн продукции, что на 6,2% меньше, чем годом ранее, и на 33% меньше, чем пять лет назад. Здесь лидирующими поставщиками остаются страны Южной Америки — Парагвай, Бразилия и Аргентина, которые перераспределяют объемы между собой.

По данным агентства BusinesStat, за 2014 – 2018 годы производство мяса в России увеличилось на 17,3% и по итогам 2018 года составило 10,64 млн тонн. При этом, по подсчетам Росстата, свинина и курица стоят в Петербурге лишь немногим дороже, чем пять лет назад, — на 8% и 11% соответственно. А вот говядина подорожала на 80%, замороженная рыба — на 80%, а свежая и вовсе в два раза.

Фрукты и овощи

Фрукты и овощи стали единственной категорией, где снижение объемов импорта произошло почти во всех категориях. Так, в январе – мае 2019 года поставки яблок и груш уменьшились на 17% по сравнению с предыдущим годом, до 81,3 тыс. тонн, абрикосов, черешни и персиков — на 28%, до 4,3 тыс. тонн.

Пять лет назад главными поставщиками яблок была Польша, Бельгия и Нидерланды. В 2018 году лидирующие позиции занял Китай, но не смог удержать первенство: в 2019 году объемы сократились в три раза. Уменьшили партии Сербия и Аргентина, зато нарастили Белоруссия, Молдавия и ЮАР.

Турбулентным оказался и рынок овощей. Так, в 2019 году в 20 раз сократил поставки картофеля Египет и более чем в 2,5 раза Белоруссия. Поставки томатов за последний год упали вдвое у ведущих импортеров — Марокко и Турции.

В данном случае долю у иностранных поставщиков отняли именно российские хозяйства, считают ретейлеры. «Хороший урожай 2018 года продолжали продавать и в начале 2019-го. Общие объемы потребления по сравнению с прошлым годом не упали», – говорит Александр Мышинский. Изменилась и схема работы с иностранными поставщиками. «Раньше импортеры брали товар на реализацию и цену пересматривали каждый день в зависимости от остатков. Но потом иностранные контрагенты стали просить предоплату или фиксировать цены», – говорит он.

По данным Росстата, за пять лет после эмбарго большинство фруктов и овощей тоже не стали доступнее для петербуржцев. К примеру, томаты выросли в цене на 32%, а яблоки — на 64%. Зато картофель оказался дешевле на 9,5%.

Сам себе импортер

Нехватку привычных европейских продуктов на полках петербуржцы пытаются восполнить во время поездок в соседние страны. Но, несмотря на рост спроса на визы в Финляндию и увеличение турпотока, больше тратить в приграничных магазинах они не стали, говорят их владельцы.

«Потребительские привычки россиян за эти пять лет не изменились, но экономическая ситуация стала хуже», – рассказывает Мохамад Дарвич, которому принадлежит последний оставшийся гипермаркет «Лапландия» под Лаппеенрантой. По его словам, сейчас ретейлер зарабатывает вдвое меньше, чем в 2013 году. В 2019 году на спрос повлияли дополнительные ограничения на беспошлинный ввоз товаров.

Галина Бояркова,

«Фонтанка.ру»

Материал взят: Тут

+1440
  • 0
  • 460
Обнаружили ошибку?
Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации.
Нужна органическая вечная ссылка из данной статьи? Постовой?
Подробности здесь

Добавить комментарий

  • Внимание!!! Комментарий должен быть не короче 40 и не длиннее 3000 символов.
    Осталось ввести знаков.
    • angelangryapplausebazarbeatbeerbeer2blindbokaliboyanbravo
      burumburumbyecallcarchihcrazycrycup_fullcvetokdadadance
      deathdevildraznilkadrinkdrunkdruzhbaedaelkafingalfoofootball
      fuckgirlkisshammerhearthelphughuhhypnosiskillkissletsrock
      lollooklovemmmmmoneymoroznevizhuniniomgparikphone
      podarokpodmigpodzatylnikpokapomadapopapreyprivetprostitequestionrofl
      roseshedevrshocksilaskuchnosleepysmehsmilesmokesmutilisnegurka
      spasibostenastopsuicidetitstorttostuhmylkaumnikunsmileura
      vkaskewakeupwhosthatyazykzlozomboboxah1n1aaaeeeareyoukiddingmecerealguycerealguy2
      challengederpderpcryderpgopderphappyderphappycryderplolderpneutralderprichderpsadderpstare
      derpthumbderpwhydisappointfapforeveraloneforeveralonehappyfuckthatbitchgaspiliedjackielikeaboss
      megustamegustamuchomercurywinnotbadnumbohgodokaypokerfaceragemegaragetextstare
      sweetjesusfacethefuckthefuckgirltrolltrolldadtrollgirltruestoryyuno